Взятие Тульчина

09-07-2016

Тульчин наш. Сметена еще одно препятствие.

Спаслись только то, что мало времени убежать.

Бой затих.

Те, что преследовали врага, собирались по частям.

И тут налетел на меня сотник Соловьев, обвиняя меня в бегстве с поля боя.

А чего он не выслал второй пары, чтобы имела связь с нами, когда мы спрятались в поприще? Так делается всегда. И откуда же я знал, что в сотни не знают, что с нами произошло. И полковник Дьяченко знал, чего мы там, и знал, что делает, когда отсылал в лагерь.

До чего доводит слепая ненависть. И только счастливый случай, присутствие там в то время полковника Дьяченко, спасла меня и Соловьева от беды. Он уже размахнулся, чтобы меня ударить, а я вытащил револьвер. В это время стал между нами полковник Дьяченко.

Итак, ненавидел меня сотник Соловьев. И не только меня: были мы, те "старые казаки", и интеллигентен часть сотни ему занозой в его плохом неукраинском сердце.

Несколько дней ребята Ярмака утешали, развлекали. А я долго не смел ему и в глаза показаться.

Азора и мешок сахара оставили у одного хозяина, чтобы уходов коня. Его рана была тяжелая, но стоять или лежать он должен был.

И потом еще долго, и в Юношеской школе, куда мы с Ярмак были назначены, вплоть до 1923 года, вспоминали наших коней.

Ярмак видел и мое горе, когда мой муде упал, и простил мне этот мой не мой грех.

А дальше?


Смотрите также:
 Багриновцы
 Полк Черных запорожцев
 "Товарищеский разговор"
 Цена парадов Петлюры
 Братская кровь

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: