Вражеская пехота

08-07-2016

Теперь стояли наши лошади рядом, я схватил поводья и осадил Терешковой коня.

Сабля только воздух рубнула. Терешко ревет:

- Зарублю!

Кашевар скулит.

Бой еще не кончился. Поймал я Терешка за горло и давлю и к нему говорю:

- Взбесился, бой еще не кончился, а ты что? - Должен был что-то говорить.

А повар нам обоим лошади держит поводья. Смотрю: Терешко заморгал. Попустил ему немного горло.

- Пусти, и тебя зарублю, - еще хвалится, и голос уже был не тот.

После того дальше мы двигались беспрепятственно, пожалуй, по главной улице до конца городка. Здесь, по последним домами, человек семьдесят красных встретили нас ружейным огнем, густеньким же. Пушечные Стрельна взрывались влево от нас и немного впереди. Наши, получалось, погнали красных. "А это, что нас сдерживает, - прикрытие их фланга", - так рассуждали.

Вражеская пехота, отстреливаясь, вышла за городок и заняла вдоль дороги канаву, обсаженную деревьями. Красным хорошо, очень хорошо. Нам плохо. Попытка приблизиться не удалась. Неосторожное наскок - и из сотни или останется хоть "отзыв неопределенный".

- И видит око, да саблей не получишь, - шутили ребята.

И даже красного командира хвалили, что с револьвером в руке наводил порядок в том их цепи,, позгинавшись, бежал канавой.

Когда мы приблизились, отстреливались густо, но не вцилялы. Бежали быстро, но мы на конях не отставали.


Смотрите также:
 Рижская конференция
 Нестор Галайденко
 Петр Дьяченко
 Атаман Петр Болбочан
 Провокации

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: