Старые кадры Украинской Армии

21-08-2016

Конечно "квартира" имела старшего. Его никто не выбирал, он становился лидером само собой - без голосований и интриг. Эти люди были моральными авторитетами и "общим совестью сотни".

Такой совестью в "квартире" Валентина Симьянцива Иоанн Пасько. Когда после боя или перехода ужинали, он всегда председательствовал за столом. Иоанн талантливым оратором, поэтому и к каждой рюмки умел приговаривать. Пасько всегда предлагал выпить первую рюмку герою дня - тому, кто первым врезался во вражескую лаву, получил пулемет или уничтожил нескольких врагов.

Герою кричали "Слава!", А он должен в деталях рассказать, "как оно было". Ребята искренне радовались успеху друг друга. Если за день никто особо не отличился, то первую рюмку выпивал Иван.

Случалось, что Пасько кого-то обносив. "Это было наказание, страшная кара", ее мало кто ждал - своевременно "смывался из квартиры". Появлялся лишь тогда, когда подвигом восстанавливал свою репутацию. А тогда уже получал от старшего первую рюмку - и все забывалось.

Однажды двое ребят из "квартиры" Симьянцива во время атаки оказались за кустами. Это заметили товарищи. На ужин ребята уже не пришли ...

Вскоре штаб послал с донесениями. Во время выполнения задания они попали в беду, из которой вышли героями: разогнали около 20 красных, которые были их окружили. Во время короткого боя убили четырех нападающих. До сотни вернулись с трофеями: четыре сабли, четыре ружья, два револьвера, две лошади с седлами и разбитый бинокль. Один из парней, Яков, все жаловался, что во время столкновения прострелил бинокль, "но первый блин заживила этот сожалению" и помирила их с товарищами. Только теперь они объяснили, почему опоздали к той злополучной атаки: не попали сразу на брод. Теперь им охотно поверили.

Первую рюмку часто пил Андрей Переведенець. Он прославился тем, что никогда не бросал на поле боя раненого или убитого товарища, но всегда выносил его, да еще и сердился, когда кто-то мешался к тому, пытаясь помочь. Это была его, Переведенця, работа.

Чтобы заработать первую рюмку, отчаянные шли на различные риски, которые называли игрушками. Так, во время отхода части, дождавшись, когда отступит и арьергард, они маскировались (обычно по последней домом) и ждали, когда красные вылезут на этот край села. Неожиданный налет на большевистский разъезд, очередь из пулемета, иногда несколько гранат - и сильные лошади выносят их на безопасное расстояние.

"Ли поверил бы я тогда (да и сейчас), - писал в эмиграции Валентин Симянцив, - что может быть на свете лучше, как в нашей сотни?"

Действительно, каждый черношлычников готов был все отдать, чтобы только остаться среди товарищей.

Казачество в 3-й сотни Черного полка многим дало "на всю оставшуюся жизнь радость прожитого" ...


Смотрите также:
 Маршал Конев
 Признание Шандрука
 Взятие Тульчина
 Первые беглецы
 Полковые саперы

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: