Школа красных командиров

17-07-2016

Дело было ранним утром весеннего апрельского дня 1920 года (15 апреля. - Ред.). Он лежал больной тифом в крытом фургоне ... Команду полком принял поручик Карлис Брожу. Скопление наших войск обстреливали красные из пушек и пулеметов из двух бронепоездов железнодорожного пути г. Вознесенского. Рядом - при поддержке сильного пулеметного огня - наступала школа красных командиров в силе 250 бойцов.

Наша пехота из-за нехватки патронов молчит - залегла, ожидая врага, чтобы броситься в атаку на штыки ... Пару дней перед тем конница отдала все патроны пехоте, оставляя себе по 3-5 штук (как говорили, для себя), но они выбили накануне ...

Наш боевой отчаянный Петр Первухин ходит между конниками и умоляет дать хоть по пару патронов к пулеметам. Он вчера расстрелял все: залегши в стоге соломы, подпустил вражескую лаву на прицел и расстрелял ее ... Слышен его слезное прошение:

- Ребята, дайте! Дайте хоть по одному! Я их, сукиных сынов, - в могилу! А то мой пулемет, проклятый, как нет патронов, - не стреляет!

Две сотни черношлычников повел был поручик Брожу в атаку и должен был вернуться под сильным огнем бронепоездов и пулеметного огня ряды школы красных командиров. Один казак 3-й сотни по фамилии, кажется, Бандура - певец, СМИХУН, любимец полка - тяжело ранен, пуля засела в черепе над лбом ... Из жалости за ним нас проняло безумных жаждой возмездия ... Сообщили об этом больного командира. И вот он с помощью двух казаков слезает с телеги и говорит подать коня ... С помощью казаков садится и, не в силах вытащить саблю, молча поднял руку и галопом подался вперед.

Казачество как вихрь за ним. В настоящее время наш канонир последними двумя патронами обезвреживает один бронепоезд, а второй - отправился за поворот.

Лава красных командиров не стямилась, как наша конница, как коршуны, влетела, проскочив скамью и изнутри, и по бокам, и начала кровавое свадьбы ...

Младший из трех братьев Галайденкив, мой ровесник, Нестор, обрызганные кровью, вытирает саблю. На запрос собратьев, сколько положил голов, скромно, с улыбающимся лицом, похожим на девичью, отвечает:

- А кто его знает. Считал до 18, а дальше надоело!

Эта отчаянная атака Черных запорожцев во главе со своим командиром открыла путь к Вознесенского. Свидетелями нашей победы - чтобы перевести своим - осталось поле, покрытое, как снопами, отделом школы красных командиров. Живым из них никто не остался.

Надо признать: умирали они с бранною рвением. Затем, по всему, казаки на руках положили больного командира на телегу отдыхать и выздоравливать ... С тех пор он в моей памяти сочетается с кошевым Сирко.

Когда смотрю на картину М Никола Ивасюка "Богун под Берестечком", перед моими глазами встает почти тождественна картина боя летом 28 августа 1920 года под Бурштыном. Тогда был тяжело ранен наш командир полковник П. Дьяченко. Я был между теми, что выносили его, раненого, с поля боя. Атака была через торфяник и сенокосы, порезанные рвами для истечения воды. По этой равнине против нас которых километр-полтора подарком панически отступает враг. В рвах при гостинцы пулеметным и пушечным огнем красные прикрывают свое отступление.


Смотрите также:
 Рижская конференция
 Архиепископ Мстислав
 Полковник Михаил Фролов
 Нестор Галайденко
 Сотник Максим Ломацкий

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: