Атаман Петр Болбочан

26-06-2016

Господин Атаман Петлюра! Я все время молился Вас, я даже забыл Ваш приказ по армии, который Вы выдали в декабре 1917 г. и которым Вы надолго уничтожили молодую украинских Армию и подорвали в ней национальную идею. Я не хотел вспоминать об этом приказе, я думал, что жизнь Вас сменило, однако и ошибся. Теперь, когда вы не хотите оценить обстоятельств и не хотите верить, что Украине угрожает страшная опасность, я могу сказать, что у Вас было искреннее желание создать только "Ореол Петлюры", а не "Ореол Украина", и чтобы этот ореол не пропал, Вы решили всю свою вину сбросить на Болбочана.

Не верю я большей количе Ваших сотрудников и некоторым из тех, которые стоят теперь во главе Республики. Теперь такое время, когда дом горит, а кто хочет огонь тушить тем, что будет дуть на огонь, тот уже не деятель, то есть или мальчик, или авантюрист, или кретин, или пидлець. Вы окружили себя "иезуитами" и интриганами, которые строго проводят необходимую им тактику.

Прошу Вас, господин Атаман Петлюра, скажите по радушия, что полезного Вы делаете для Армии? Когда я сидел в "Континенталь" арестован, я сердцем чувствовал, что Армии правят те мелкие авантюристы, те Фендрик, те интриганы, которые окружаю Вас. Вы же в их руках является простой марионеткой.

За все время пребывания в Киеве ни я, ни представители от Республиканской (Запорозькои.-Ред.) Дивизии не могли выявить причины моего ареста, только все от меня представителей Республиканской Дивизии бежали, даже говорить боялись, потому что никто не мог ответить на вопрос - "за что я арестован?"

Атаман Петлюра говорил: "Следствие покажет". Значит, меня арестовали зачем-то, а следствием уже будут искать какую-нибудь причину.

А все-таки, за что я арестован? Все время я продолжал спрашивать, потому, видите, я надеялся, что находжуся в правовом государстве и все же при власти найдутся порядочные люди. Но многие Украине придется еще пережить, пока выйдет Она на правовой путь.

Один из господ-Фендрик, окружуючих г Петлюру, п. Чайковский, высказался, что меня обвиняют в том, что когда-то то, прощаясь с мадам N. (Женщиной бывшего флигель-адъютанта) ... поцеловал ее руку. Безусловно, господин Чайковский, обвинения очень важное, и слава Богу, что об этом не узнала Верховная следственная комиссия, а то сейчас подняла бы мировое дело.

Так-то так, господин Чайковский, а все-таки сделали позорный обыск с Вашего приказа на квартире, где были вещи моей жены, а ордер был подписан Вами. А Вы видрикаетеся! Безусловно, так и надо, но представьте себе, что Вы нашли какие-то компрометирующие меня документы или те же 120 000 000; как Вы думаете, Вы тогда тоже отрекались бы? Теперь же только и надо отрекаться, говорить, что обыск был самопроизвольный, и быть довольным тем, что ограбили мою квартиру и взяли не только то, что составляло ценность, собиралось у меня и жены годами, но даже фамильное наше добро забрали, которое для Вас вовсе не имеет никакой цены, напр. портреты, письма, старые документы, старое оружие и т. другое. Вы забрали у моей жены последние деньги, вы забрали у нее одежду, разные вещи, всю мою оружие, даже ту одежду, которую вы не взяли, вы ее узы ... Все это тоже было необходимо для "политического момента"?


Смотрите также:
 Атаман Гулый
 Вражеская пехота
 Рижская конференция
 Атаман Петр Болбочан
 Казак Бомба

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: