Атаман Гулый

20-07-2016

Всегда приятно вступать в города, только восторженно с боем, но в Тульчин было особенно приятно въезжать, потому городок абсолютно боем не повреждены. Навстречу нам вели пленных; встречались ранены Черные запорожцы, с жаром рассказывали о своей упорную атаку. У моста встретили большую толпу казаков, с шумом вели носящих тяжести авто, захваченное в Тульчине. В этот момент в сиянии лучей солнца, как раз над нашими головами, появился польский самолет, который будто нарочито (навмисно. - Ред.) Прилетел к нам, чтобы придать нам силы в последних боях после 5-месячной поездки по Украине.

- Польский самолет! Аэроплан! Фронт близко Слава! - Полетели вверх шапки.

Мы приветствовали этого первого вестника фронта, ибо именно слово "фронт" мало "для нас такое волшебное значиння, как для колумбово моряков слово" земля ".

Атаман Гулый, боевой и храбрый старшина, при всех своих положительных чертах, имел одно большое недостаток: чрезвычайное интерес трофеями. И на этот раз, еще не сориентировавшись в ситуации, еще не приведя частей к порядку, не отдав вообще никаких приказов оперативного содержания, он сейчас же начал расспрашивать, где и какое оставили большевики имущество.

Где-то была кожа, и ссылается ее разыскивать. Меня кожа в то время интересовала мало, я предполагал - и тяжело было предвидеть - приход большевистских частей с фронта, а потому я с ординарцем Подвысоцкого поехал в Нестерварка, чтобы убедиться, там есть какая залог, которая охраняла нас с севера .

Залога не было. Когда я вернулся в город, чтобы выдать соответствующие зарядки, атаман Гулый куда-то собирался ехать; экипажем (кажется, осматривать кожу, которую таки нашли), но в это время послышался сильный орудийная стрельба со стороны Журавлевки и над нами устремились шрапнели.

Штаб сел на коней и отправился в пеших Запорожцев, которые были в самом опасном месте и от которых не поступало никакого донесения. Не доезжая до восточной окраине Тульчина, встретили мы полковника Дубового, который доложил, что еще не успел привести полк в порядке после уличного боя, как его обстреляли из леса пулеметным огнем.

Полковник думал, что ему не удастся легко выбить врага из леса, согласно диспозиции, потому что нужно было бы вести атаку из оврага, а потому он казнил время на привод полка в порядке. Бесспорно, он имел совершенно прав, но, на мой взгляд, пешие Запорожцы могли бы выполнить диспозицию, если бы не разбрелись были по городу после его захвата вместо дальше преследовать врага. На плечах врага легко было овладеть выход из города и занять лес. Этот лес мог стать нашим опорным пунктом. Но не суждено, и наоборот - он стал местом концентрации враждебных сил и в некоторой степени исходным пунктом для его контратаки, которую уже подготавливали вражеская артиллерия.

Как оказалось вскоре, большевики бросили против Запорожской дивизии силы такие значительные, что удержать их наступление было бы все равно не под силу, а задание выполнить демонстрационный наступление с целью привлечь на себя главные силы врага были выполнены блестяще (поэтому задержание пеших Запорожцев в Тульчине не сыграло большой значиння, но факт остается фактом: было сделано тактическую ошибку. Этим не хочу обидеть храбрый полк и его опытного в боях командира: не ошибается тот, кто ничего не делает).


Смотрите также:
 Вражеская пехота
 Нестор Галайденко
 Атаман Гулый
 Школа красных командиров
 Арест Болобочана

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: